Главная | Регистрация | Вход
argyndar.org
Меню сайта
Форма входа
Реклама от Google
Поиск
Наш опрос
Нужно ли приравнять коррупцию в Казахстане к измене Родине?
Всего ответов: 126
Архив записей
Календарь
«  Август 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Счетчик
Яндекс.Метрика
Главная » 2008 » Август » 25 » Был ли казахский классик Абай жертвой российской колониальной политики?
Был ли казахский классик Абай жертвой российской колониальной политики?
14:53
Вопрос далеко не праздный. Особенно, если учесть, что сегодня стихи Абая, в которых он зачастую весьма нелицеприятно отзывается о своих соплеменниках, становятся орудием в руках нечистоплотных людей, пытающихся на этом выстроить антиказахскую политику.
 
И вот уже некоторые наши братья – казахи, поддавшись на такую гнусную провокацию и не разобравшись до конца в сути вопроса, пытаются чернить Абая, предъявляя классику едва ли не обвинение в коллаборационизме.
 
Тогда как на деле все обстоит далеко не так. Совсем не так. Абай в своих стихотворениях призывает брать у нашего северного соседа все самое лучшее, перенимать знания, новые для номадов ремесла. Он открывает казахам миры Лермонтова и Пушкина, русских поэтов, к которым Абай относился с огромным пиететом и любовью. Да и у самого Абая много русских друзей.
 
Однако при этом великий казахский поэт и философ крайне отрицательно относился к самодержавной Российской империи, награждая ее нелестным эпитетом «всем известной свиньи» за ее неразборчивость и нечистоплотность в выборе политических и карательных инструментов, применяемых как против степняков, так и против собственного народа. Он с болью и страданием говорит о притеснениях царской администрации. Переживает за судьбу собственного народа и за его будущее.
 
И вот что пишет обо всем этом Нуржан Куантайулы в своей статье «Разве Абай на собственной шкуре не испытал всех «прелестей» колониализма?», опубликованной в 90 номере газеты «Алматы Акшамы» от 9 августа 2008 года. Цитируем:
– Хочешь сказать, но боишься вызвать этим раздражение общества, а молчишь – все больше раздражаешься сам. А потом вдруг видишь – что пересуды и сплетни не кончаются, сливаясь в одну большую текущую грязную воду, способную замарать и утопить многих, если на ее пути не выстроить срочно плотину. И тогда приходит решение – больше молчать нельзя. Читаю в газете «Казак Адибиеты», где об Абае пишут: – И хотя его народ был в неволе, притесняем, сам Абай притеснений не знал. Выходец из знатного рода, он не ведал, что такое колониализм. Поскольку, будучи султаном, имел определенные привилегии со стороны царской администрации и не выплачивал обременительных налогов…
 
А еще я вспоминаю, как кто-то из наших «знатоков-историков» окрестил Абая опиекурильщиком. Как гласит казахская поговорка: – Невежа – мулла – разрушает веру. Так и с некоторыми нашими писателями, не ведающими, порой, что они творят.
 
Начнем хотя бы с того, что нет никаких достоверных сведений о том, что султаны не платили в царскую казну налоги. Российское государство, похоже, такой привилегии никогда не предоставляло. Да и отец Абая Кунанбай, выходец из социальных низов, был «ага-султаном» всего лишь один срок. Так что налоги Абаю пришлось бы платить в любом случае.
 
А теперь рассмотрим второй тезис якобы о том, что народ его был угнетаем, притесняем, пропадал в колониальной неволе, а Абаю не было до того никакого дела. Весьма опасное заблуждение. Тогда как на самом деле, если кто и чувствовал острее и сильнее всего боль своего народа, так это великий философ Абай. От природы наделенный тонкой впечатлительной натурой, он воспринимал эту боль всей душой. Сердце его обливалось кровью. Пишут по незнанию: «Он сам не испытывал таких человеческих страданий». Ну, как же не испытывал? И вот здесь, чтоб ответить на этот вопрос, нам просто необходимо заглянуть в то время.
 
Борьба идеологий
 
21 ноября 1868 года в канцелярии царского правительства издается «Временное уложение», согласно которому все земли казахов переходят в государственную собственность. С этой поры начинается массовый приток в Казахстан русских переселенцев. У казахов отбирают их плодородные земли и пастбищные отгоны.
 
– Как же требовать мне от вас перемен.
 
Если вы уже собой не управляете – сокрушается в это время Абай, образно говоря о казахах, попавших под жернова времени, как о народе «один ус у которого в бараньем жиру, а второй ус – в крови».
 
Мало того, царское правительство вносит изменение в управление делами веры. И если раньше духовное управление мусульман Казахстана подчинялось напрямую Оренбургскому муфтияту, то согласно параграфам «Временного уложения» с этих пор дела веры передаются на места, в непосредственное подчинение уездного руководства.
 
– После того, как скот свой перестал называть ты своим.
 
Ты днем не смеешься, казах, и ночью не спишь, – в таких мрачных тонах показывает Абай завершившуюся колонизацию края, лишившую казахов политической и экономической независимости.
 
В это же время самодержавие предпринимает наступление в духовной сфере. Осознавшие к чему идет дело, отец Абая Кунанбай, как и другие прославленные люди степи, такие, как Тана – мырза, не жалеют сил и средств, вкладывая их в строительство мечетей и медресе. Отныне борьба с российским колониализмом переносится в сферу идеологий. Колониальные власти отыскивают самые разные предлоги, накладывая запрет на строительство новых мечетей. И вместе с тем уездное начальство шлет в центр тревожные депеши, в которых говорится, что в казахских мечетях «ведется открытая агитация и пропаганда против царя». Накал идейной борьбы нарастает.
 
Поэтому можно понять Абая, высмеивающего в ту пору некоторых своих соплеменников – казахов, старавшихся заручиться поддержкой колониальных властей для решения своих частных, корыстных интересов, часто идущих вразрез с интересами народа. О таких шкурниках-приспособленцах он говорит саркастически:
 
– Пригласишь такого на той,
 
где нет русских.
 
И он уже не придет.
 
И здесь же необходимо сказать о дружбе Абая с русскими ссыльнопоселенцами Долгополовым и Михаэлисом. Находили приют в ауле Абая и повстанцы с Кавказа, скрывавшиеся от сыска царского самодержавия в казахской степи. Хотя и сам Абай находится под недремлющим оком царской охранки, стоявшей на страже интересов российской империи. Империи, о которой Абай эзоповым языком говорит:
 
– Всем известной свиньи
 
Притеснений не стоит бояться…
 
призывая свой народ к неприятию самодержавия.
 
А вот и еще факт из этого ряда. В 1903 году генерал-губернатор Степного края Сухотин издает специальное распоряжение в связи с ростом антироссийских настроений среди местных жителей к проведению обыска в домах наиболее известных представителей казахской интеллигенции. Обыску подвергается аул Абая, где ищут запрещенную литературу и листовки-прокламации.
И хотя казахская национально-патриотическая идея конца ХIХ – начала ХХ веков ждет еще своего вдумчивого исследователя, уже сегодня ясно, какую огромную роль сыграл в ней Абай, ставший предтечей зарождавшегося массового национально – освободительного движения в Казахстане, возглавляемого такими яркими личностями, как Алихан Бокейханов, Ахмет Байтурсынов и Жакып Акбаев.
 
Серик МАЛЕЕВ
 
Статья приводится с сокращениями…
 
Источник: http://www.megapolis.kz/
 
 
Просмотров: 717 | Добавил: argyn | Рейтинг: 1.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]